Фай Родис
Свобода - диктатура совести
   Прошло некоторое время, и наступил долгожданный день выписки. Давид проснулся в 5:20 утра, когда абсолютно все пациенты ещё спали. Конечно, Броненберг больше не смог уснуть и начал думать, чем же себя занять. Сначала он сделал зарядку, а затем вспомнил, что Анхен принесла ему какую-то книгу, и начал читать её название.
   — «История живописи XVI века». Хм, чего ещё можно было ожидать от Анхен? — прошептал Давид.
   Он начал её читать, и так увлёкся, что не заметил, как пришло время завтракать. После трапезы Давид оформил все справки, поднялся в палату, собрал вещи, собрался сам, попрощался со всеми и пошёл на выход, еле таща пакеты с вещами и гостинцами, которые ему принесли за время лечения. Хорошо, что на выходе его встретила мама, Сара, Крис, Анхен и помогли ему с сумками. Они все вместе доехали до общежития на машине хорошего знакомого фрейлейн Бруден.
   Они вошли в комнату: в ней было свежо, а хорошо постеленные кровати были прохладными. Давид не смог отказать себе в удовольствии плюхнуться на свою.
   — Ты будешь лежать, а твои гости стоять? — упрекнула мама.
   Давид вспомнил, что пришёл не один, быстро поднялся с кровати и посадил всех гостей. Посидев чуть-чуть, они пошли на кухню пить чай. Незаметно к ним присоединялись соседи, и вскоре кухня наполнилась людьми. Все стали болтать друг с другом, и Давиду искусно удалось выйти из разговора. Он подошёл к Анхен и позвал её с собой в комнату.
   — Как хорошо, что ты меня выдернул оттуда! Там такой шум! — радостно сказала Анхен. Наконец-то мечта о минутке уединения с Давидом сбылась, но она не предвещала ничего хорошего.
   — Извини, Анхен, я сегодня уезжаю.
   Анхен поникла и спросила:
   — К маме в Берлин, да?
читать дальше

@темы: Перелом