Фай Родис
Свобода - диктатура совести
   В ночь на понедельник Давид никак не мог уснуть, думая о том, как же поступить, и утром в его голову пришла, как ему казалось, гениальная идея: «Точно! Напишу записку и брошу ей в шкафчик или сумочку. Никто не узнает об этом, а она просто прочтёт её… а в записке я укажу место, где буду ждать ответное письмо. Она просто ответит мне».
   Давид вскочил и побежал к столу, чтобы воплотить задуманное. Письмо получилось следующее:

   «Дорогая Магдалена! Пишет тебе твой тайный поклонник. Вот уже год, как я влюблён в тебя. Когда я вижу тебя, моя душа поёт. Я постоянно думаю о тебе: днём, ночью, во время учёбы, дома, везде и всегда. Ты прекрасна, как богиня. Я больше не могу держать это в себе, поэтому признаюсь тебе. Напиши свой ответ, и положи под бегонию, которая стоит на подоконнике перед кабинетом математики. Я отдаю тебе своё сердце.
Твой тайный поклонник»


   Давид больше не смог ничего придумать, впрочем, всё необходимое в письме было. С этим Давид и пошёл в школу. Он очень боялся, но сдаваться не собирался.
   Перед уроками он брал книги из шкафчика и увидел, как Лена немного отвлеклась и оставила свой шкафчик открытым. Давид не упустил возможность: он бросил туда записку и пошёл к себе в класс. «Вот это везение!» — подумал он. В этом он даже увидел знак свыше.
   На первом уроке весь класс писал контрольную работу по алгебре, после чего все сдали свои листочки фрейлейн Бруден, которая положила их на край учительского стола. Следующий урок был также алгебра, поэтому никто не собирал вещи, и пол класса осталось в кабинете, в том числе Давид.
   Внезапно в кабинет вошла Лена и бесцеремонно начала копаться в листочках с контрольными на учительском столе. Давид был уверен, что она будет фотографировать решения, так как их классу предстояла такая же работа. Наконец, она остановила взгляд на одном из листочков и достала из кармана другой листочек. «Наверное, сверяет решение», — был уверен Давид, но всё было совсем не так.
   — Броненберг! Ну, кончено, ты! Даже той же ручкой написано!— внезапно закричала Лена. Класс замолчал и прислушался. Давид вздрогнул и не понимал, что происходит.
   — Что? — спросил он.
   — Ты думаешь, я ничего не знаю? Думаешь, я не вижу, как ты из-за угла смотришь на меня щенячьими глазами? Знаешь, сколько у меня таких вот тайных поклонников? Задолбали! Отличился, на бумаге написал! Мог бы не марать её, а сообщение прислать от своего имени, как это делают другие. Я бы тебя там послала, и об этом никто бы не узнал, но ты струсил указать своё имя, поэтому пусть его знают все. На, возвращаю! — Лена кинула записку на стол Давида и ушла.
   Некоторые хихикали, некоторые смотрели на Давида с улыбкой, некоторые с укоризной, и только Анхен с состраданием. Давиду хотелось провалиться сквозь землю, лишь бы не чувствовать этого позора. Он даже не мог встать из-за стола и сделать лишнее движение из-за боязни быть осмеянным. Ему лишь оставалось опустить голову и молча сидеть.
   Внезапно на спине Давида оказалась чья-то рука. Это был Вульф.
   — Чувак, ты реально думал, что она будет с тобой? Её многие добивались, и они были круче тебя, а ты написал записку и думал, что она отдастся тебе? Ну, ты реально придурок! — сказал Вульф, постучал ладонью по плечу Давида и ушёл на перемену.
   Такого Давид никак не ожидал. Это было настоящим ударом, после которого ростки самолюбия и мужского достоинства были уничтожены. Он не понимал, почему Лена поступила с ним так жестоко, почему так опозорила и унизила, ведь можно же было поговорить наедине?
   Давид еле выдержал все остальные уроки, а после них ринулся домой, чтобы забыться. «Ну и дурак! — бранил он себя. — Ведь надо же было так опозориться. Зачем я это сделал?»
   Давид понимал, что с этого момента надо прекращать любой шпионаж за Леной, а лучше вообще попытаться разлюбить её. «Но как? Ведь это же не от меня зависит». Он понимал, что не разлюбит Лену, поэтому решил, что в будущем ещё раз попытается завоевать её.

@темы: Перелом