• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:57 

Решилась! Теперь я с вами

Свобода - диктатура совести
   Здравствуйте, дорогие друзья! Я - Фай Родис и представляю вам свой дневник "Вселенские хроники". В пределах него скажу, что люблю читать книги, особенно научную фантастику, да и в целом люблю эту тематику. Также я пишу рассказы, но об этом позже.
   Почему я назвалась Фай Родис? Может кто-нибудь вспомнит величайший роман "Час Быка" Ивана Антоновича Ефремова и скажет, что имя и название дневника уж больно громкие. Да, вы будете правы. Мне, как и всем остальным на этой земле, далеко до людей коммунистической эры, и если вы подумаете, что за этим именем стоит некая толстая и прыщавая женщина, то... я скажу, что вы правы, однако, мне всё равно, ибо свою личность я раскрывать пока не планирую. В этом и заключается прелесть интернета: здесь я могу быть хоть суперменом, хоть Венерой Милосской, хоть покемоном, и никто не сможет запретить мне этого.
   Зачем я здесь? Причиной моей регистрации на этом сайте является некоторая накопленная кипа тетрадей (в общей сложности 300 тетрадных листов) моих рукописей. Как уже упоминалось выше, я пишу. Сейчас у меня написано 3 рассказа, а четвёртый и пятый пока простаивают по причине незаконченных идей.
   Расскажу предысторию: некоторое время назад мне нравилась одна рок группа, и на сайте Li.ru я начала читать фанфик посвящённый ей. Я прониклась им, ибо истории действительно были написаны красиво и грамотно. Через некоторое время в моей голове сама собой пришла история про этих ребят. Поначалу я ничего не писала, и идея за пару лет трансформировалась в водовороте моих мыслей несколько раз. Когда я наконец решилась поднести ручку к тетради и написать первое слово, история уже ничего не имела общего с этой группой, и имя главного героя вполне можно изменить. Теперь это нечто самостоятельное. С тех пор я писала, но, к сожалению, мало и редко, однако мне удалось закончить 3 рассказа. Параллельно я начала думать о том, чтобы выкладывать всё это в интернет, и вот я здесь! Из вышесказанного можно сделать вывод, что идея этого дневника вынашивалась не один год, и надеюсь, что она не схлопнется в один миг. Ещё надеюсь, что смогу сгруппироваться и писать намного чаще и больше и надеюсь выложить все свои рукописи. Да, конечно, я не Пушкин и даже не Донцова, но постараюсь развиваться и расти в этом направлении, ведь я хочу, чтобы люди развивались, а не деградировали читая мои тексты.
   Графомания ли это? Прочитав пару статей на это тему, я поняла, что нет. Это патология, связанная со стремлением к бесполезной писанине, притом эти люди не способны объективно оценить ситуацию и принять даже самую здравую критику, а, соответственно, расти и развиваться. Что ж, по истечению времени будет понятно, кто я. Если что, жёлтый домик всегда готов помочь :)
   Что касается посетителей, то я буду рада: во-первых, всем без исключения читателям, во-вторых, людям, которые любят выискивать ошибки (орфографические, пунктуационные, синтаксические и т.д.), если таковые люди имеются, в-третьих, критикам, и об этом я поговорю в следующей статье.
   Переходим к структуре. Главы рассказов я буду помечать темой с названием этого рассказа, а всё остальное, в том числе и эту запись, буду помечать темой "Мои статьи". То есть, это будут какие-то мои размышления, наблюдения и т.д. В будущем, может, придумаю что-то ещё.
   Планов море, возможностей куча, но для начала надо хотя бы освоится здесь, подумать насчёт эпиграфа и всего дневника, улучшить дизайн и т.д. Всё это в ближайшей перспективе, а в дальнейшей будущем мечтаю написать что-то из научной фантастики. Я считаю, что это один из самых сложных жанров, ведь для него нужно перелопатить кучу литературы.
   Кажется, закончила. Пока есть время, создаю дневник. Уж лучше сейчас, а то неизвестно когда в следующий раз получится. Выкладывать материал я буду позже. А пока, вселенского счастья всем вам! :)

@темы: Мои статьи

20:02 

Критика в интернете и не только

Свобода - диктатура совести
Как и обещала в прошлой статье, пишу про критику. Вашему вниманию представляется видео от YouTube пользователя Werrm про ценность критики в интернете (если здесь не отображается видео, то пройдите по ссылочке www.youtube.com/watch?v=Nbhpavuri7k) Может кто-то уже всё знал до меня, а может это окажется полезным для вас. Здесь рассказывается про пирамиду Грэма. Далее, вы всё сами увидите, и мне лишь хотелось бы, чтобы вы были на трёх уровнях сверху, ибо, как вы поняли, это самая ценная критика. Всё остальное, т.е. ругань, переход на личности и т.д. просто бессмысленно.
   Где нахожусь я? Честно, даже не знаю. Помню, критиковала я лишь однажды. Это был комментарий к видео одному чуваку на YouTube, который обычно ноет, что все тупые, не хотят ничего умного смотреть и делать, а я такой хороший и умный и т.д. Конкретно в этом видео он критиковал один из каналов, и я написала, что лучше бы он этого не делал и записал бы что-то полезное из области науки, искусства, истории и т.д. Ответа моему комментарию не последовало, а на каком уровне я с этой критикой, решать вам.
   Вообще, я думаю, что здесь находятся умные и культурные люди, и никаких проблем не возникнет. Вселенского вам счастья! :)

@темы: Мои статьи

21:16 

Первый контакт

Свобода - диктатура совести
  Итак, перед вами, можно сказать, мой дебют – маленький рассказ «Первый контакт», который вполне умещается в одну запись. Его идея пришла ко мне буквально во время создания этого дневника, следовательно, это последнее написанное на бумаге произведение, но как оказалось, первое в этом дневнике. Может, кто-то писал что-то подобное, так как все идеи уже не новы, но я об этом не знаю, так что, не судите строго. О персонажах: несмотря на то, что информация о реальных участниках проекта «Mars One» лежит в открытом доступе, всё же я не хочу писать о реальных людях, и поэтому скажу стандартную фразу, что все персонажи выдуманные, и любое совпадение с реальными людьми случайно. Ещё стоит сказать, что я попыталась максимально правдоподобно описать ситуацию, однако на истину в последней инстанции я не претендую, так что здесь тоже, пожалуйста, не судите строго.
  Нажимая кнопку «опубликовать», я словно шагаю в неизведанное: я понятия не имею, как вы воспримите этот текст, и оттого становится по-настоящему страшно, но я мужественно буду читать вашу критику, только не забывайте, что она должна быть конструктивной (читай запись ниже). Всем приятного чтения!


    «Да, долго же нас пугали тем, что это будет невыносимо. Были, конечно, трудности, но куда же без них? Их мы преодолевали всем нашим международным коллективом и, более того, даже ни разу не соскучились за эти девять месяцев: пели песни, рассказывали разные истории и анекдоты, играли в игры, и нам никак не мешали наши национальные различия», — подумал Андрей. «Что там на Земле? Нам сейчас не до этого, ведь на наших плечах такая важная и ответственная миссия. К тому же, с этой колыбелью человечества нас больше ничего не связывает. Обратного пути нет».
    Буквально несколько марсианских суток назад на космическом корабле «Mars Оne» прибыл экипаж из шести человек с одноимённой миссией для колонизации планеты. Двое из него — медики, австралийка Кэтрин Коэн и британка Сара Грант. Ещё двое занимались ремонтом техники и оборудования: китаец Юй Линг и южноафриканец Гвандоя Тума. Американка Джейн Петерсон занималась экзобиологией, а россиянин Андрей Веденский был геологом.
    Удивительно, но до этого дня миссия шла полностью по заданному плану: никаких серьёзных нештатных ситуаций на корабле не было, кроме, разве что, мелких поломок оборудования или лёгкого головокружения и тошноты у экипажа. По прилёту, фортуна, кажется, продолжила сопровождать команду. Все члены исправно выполняли поставленный график работ, хотя он казался совсем невыполнимым, при этом не унывая, шутя и ведя высокоинтеллектуальные беседы. Надо ли говорить, что все были дружны и помогали друг другу. В общем, обстановка в коллективе была прекрасная, и даже тот факт, что команду круглосуточно и повсеместно снимают камеры, транслируя на Земле, никак не мешал её членам.
читать дальше

Вопрос: Оцените, пожалуйста, текст
1. 5  3  (60%)
2. 4  1  (20%)
3. 3  0  (0%)
4. 2  1  (20%)
5. 1  0  (0%)
Всего: 5

@темы: Первый контакт

17:04 

Первые впечатления от сайтов diary.ru и ficbook.net

Свобода - диктатура совести
   21 июля 2016 года я зарегистрировалась на сайте Diary.ru. Это число я считаю днём рождения моей интернет деятельности вне социальных сетей. 15 августа сего года я также начала работу на Ficbook.net. В этой статье я бы хотела рассказать вам, как происходило моё знакомство с этими ресурсами, и какое первое впечатление они оставили о себе спустя месяц после «дня рождения». Обо всём по порядку.

   Diary.ru. Каким образом я выбрала именно этот сайт? В моём арсенале были ЖЖ, Li.ru, Beon, Blog.ru, Blogger.com, и Я.ру. Два последних я решила откинуть, т.к. они были от сервисов Yandex и Google, и мне это почему-то не понравилось. ЖЖ у меня ассоциировался с политикой, Навальными и другими оппозиционерами, поэтому со своими писульками я туда не сунулась. Blog.ru и Beon могли бы стать моим пристанищем, но меня туда совсем не тянуло. Оставалось два варианта: Diary.ru и Li.ru (LiveInternet.ru). Последний из них довольно сильно привлекал меня в последнее время, и из этих двух ресурсов он выигрывает по популярности, но мне абсолютно не нравится то, что произошло с этим сайтом. Могу предположить, что в угоду разгрузки серверов и быстродействию сайту, администраторы убрали дизайн дневников, и теперь у всех пользователей лишь унылый белый фон (поправьте меня, если это не так). Ещё мне не очень нравится структура титульной странички пользователя. Из-за всего вышеперечисленного я выбрала дайрик, и, собственно, вот я здесь!
   Когда я выбирала себе ресурс, у меня было полное ощущение того, что эти сайты — Богом забытые места, ведь вся главная движуха находится в соц. сетях, но это так, если смотреть в сравнении. Объективно, жизнь здесь продолжается, т.к. по моим наблюдениям, в сутки на дайри создаётся 30 — 50 дневников. У людей есть потребность писать, пусть в меньшей степени, нежели добавлять на стену мемасики, статусы или новости, но всё же есть, и это никуда не исчезнет. На YouTube я пыталась найти хоть что-нибудь о дневниках и нашла единственный ролик, где владелец дневников Евгений Руденко даёт интервью, в котором говорит, что смутно представляет будущее этого проекта ( www.youtube.com/watch?v=O7SP2Z9F-80 ), но мне кажется, что не всё так плохо, и какое-то шевеление будет всегда, ведь здесь есть то, чего нет в соц. сетях.
   В этом же интервью Евгений сказал о некой «домашней атмосфере». Да, здесь определённо присутствует нечто подобное, также благодаря небольшой численности пользователей. Опять же, меньше троллей и других мифических существ, отравляющих жизнь пользователей, что является преимуществом над соц. сетями (если я не права, поправьте, пожалуйста).
читать дальше

@темы: Мои статьи

17:11 

Фанатизм

Свобода - диктатура совести
   Я не знаю точною статистику, но по моим наблюдениям, многие подростки прошли через это, а некоторые так и остались в этом состоянии и в зрелом возрасте. Сегодня я хочу предложить вам моё видение этой проблемы и свою собственную историю. Цель статьи: 1) проанализировать один из периодов моей жизни, связанный с этим понятием, и само понятие; 2) подвести вас к моей первой работе; 3) вывести интересующихся этой проблемой людей на беседу.
   В своей приветственной записи я рассказала о том, что мне нравилась одна музыкальная группа. Так вот, это немецкая рок-группа Panik/Nevada Tan/Zorkkk (см. фотографию). Могу сказать точно, что в России ребята имеют некоторую известность, но насколько большую, решать вам. В самой многочисленной фанатской группе вконтакте состоит немногим меньше 12000 человек. Также известно, что они два раза приезжали в Россию с концертами и были довольны посещаемостью. Вообще, у группы очень непростой творческий путь, полный преград: судебные тяжбы с продюсерами, смена имени, конфликты внутри группы, финансовые трудности, а потом и частичный распад — если интересно, можете прочитать статью в Википедии. Во всём остальном вполне обычная группа с симпатичными участниками, которая пишет песни, снимает клипы, выступает на сцене. Кстати, рассвет их популярности пришёлся на 2007-й год, так что их фанаты также могут кричать «Верните мне мой 2007-й», а тем временем грядёт десятилетие, как прошёл этот самый год.
   Как я узнала о них? Как-то раз моя соседка по парте показала мне клип «Neustart» на своём плеере и сказала: «Эх, если бы ты ещё звук слышала». Сама она сидела в наушниках, а мне не давала (вот жадина!). Тем не менее, я не придала этому особое значение, т.к. отношение к року у меня было абсолютно нейтральное. Через некоторое время другая моя одноклассница попросила меня скачать пару песен из интернета, т.к. у меня он был, а у неё ещё нет. Одной из песен, которую меня просили скачать, была «The Rasmus — In The Shadows». Она мне очень понравилась, и в этот момент мне безумно захотелось послушать другие рок-композиции, но тогда я не знала ни о каких рок-группах, т.к. в ту пору я слушала клубняки и русский рэп (о, ужас!), и даже забыла об известнейших Linkin Park, Metallica и других, зато вспомнила о том клипе, который мне показала соседка по парте. Я молилась о том, чтобы эта песня мне понравилась, и, действительно, так и получилось. Далее, я нашла фотографии, другие песни, клипы — в общем, понеслось. Дальше вы сами всё знаете: поглощение тоннами фотографий, песен, клипов, интервью, видео и другой информации; чувство, что они — самые лучшие, талантливые и всё что они говорят и делают — хорошо и правильно; учащённое сердцебиение при виде их, и неистовая радость при неожиданном появлении их клипа по телевизору или другого упоминания о них. Что характерно для моего случая, что всё это проходило спокойно и скрытно: на стене моей комнаты не было ни одного плаката с ними, страничка вконтакте не была увешана их фотографиями, и о моём увлечении знала лишь одна подруга. Бывало, я раз в полгода расскажу ей какую-нибудь новость, и то, ей не было особого дела до этого, т.к. в это же время она фанатела от Серёжи Лазарева. Её фанатизм проходил более бурно: во-первых, о её увлечении знали абсолютно все из её окружения, во-вторых, я знала абсолютно всё об этом певце, ведь у меня был оперативный докладчик. Несмотря на это, она тоже не сходила с ума, но бывают очень тяжёлые случаи, когда фанаты визжат, кричат, плачут, рвут на себе волосы — в общем, вы и сами всё знаете.
читать дальше

@темы: Мои статьи

17:29 

Грёзы влюблённой

Свобода - диктатура совести
   Фух, вернулась! Если кому-то интересно, то я на месяц с лишним практически полностью выпала из интернета по причине поломки компьютера. Сейчас он со мной, поэтому я хочу вам представить немного ванильных соплей от меня.
   Совсем недавно я откопала этот текст у себя в самой первой тетради рассказов. Я давно позабыла про него, но потом вспомнила, при каких обстоятельствах он был написан. Я была влюблена, и мне в голову пришла эта мысль. С тех пор много воды утекло, и сейчас, хорошенько отредактировав, я решила выставить свою маленькую работу на всеобщее обозрение, дабы она не ушла в безвременье. Может быть, она кому-то даже понравиться. В любом случае не забывайте ставить оценки и конструктивно критиковать мои работы. И да, всё написанное — чистой воды выдумка. Ничего подобного со мной не случалось.


   Однажды я вышла из университета и направлялась к остановке. Конечно, я не надеялась увидеть здесь хоть кого-нибудь из моих одногруппников, ведь на дополнительные занятия из наших обычно никто не ходит. Был уже поздний час, и я мысленно радовались за них, ведь они не мёрзли здесь на остановке, а наверняка пили горячий чай под мягким пледом. От этой мысли мне самой стало как-то теплее.
   Людей на остановке почти не было, и какого было моё удивление, когда я увидела нескольких мальчишек из группы, приближающихся ко мне. Среди них был и он. Сердце подпрыгнуло в груди, а дыхание остановилось. Это было настоящим сюрпризом для меня.
   Я стояла поодаль от остановки, и никто из ребят не заметил меня. Я сполна воспользовалась этим моментом для того, чтобы любоваться им без страха быть замеченной.
   Так мне повезло впервые, ведь до этого момента я могла смотреть на него только мельком, чтобы никто ничего не заподозрил.
   Я помню каждый такой сюрприз. Лучше всего мне запомнился тот случай, когда он промчался мимо меня на велосипеде и поздоровался, пока я шла из университета с тубусом. После этого я просто летела домой на крыльях счастья и в радостном порыве попыталась написать стихотворение, но оно получилось убогим, так как к моему нулевому таланту ничего не прибавилось, но тяга к прекрасному появилась.
   Помню, как он дал мне бумажку со своими каракулями. Я долго смотрела на неё, но не потому что разбирала почерк. Я понюхала её; с этого момента запах тёмно-фиолетовых чернил ассоциировался только с ним.
   Буквально через пять минут все мальчишки уже разъехались, кроме него. Он как всегда надел наушники и ушёл в себя. Я подошла к нему поближе, он увидел меня и удивился.
   — А ты чего здесь так поздно?
   — Я на дополнительном занятии была. А ты?
   — Да, я в магазине был.
   — А! Ясно.
читать дальше

Вопрос: Оцените, пожалуйста, текст
1. 5  1  (14.29%)
2. 4  3  (42.86%)
3. 3  1  (14.29%)
4. 2  0  (0%)
5. 1  2  (28.57%)
Всего: 7

@музыка: Planet Funk - Chase the Sun

@темы: Грёзы влюблённой

18:19 

Перелом. Предисловие

Свобода - диктатура совести
   Перед вами моя самая первая работа, написанная ещё в выпускном классе. Его название пришло ко мне не сразу, а только после окончания написания произведения. Я думаю, со временем вы поймёте его значение.
   Согласитесь, в разные периоды жизни нас волнуют разные проблемы. Так вот, меня, как и многих в те годы, волновала проблема взаимоотношений между сверстниками. Собственно, это главная сюжетная линия данного рассказа, так что этот текст, я полагаю, будет интересен, скорее, подросткам-школьникам. Скорее всего, история избитая и тривиальная, особенно для искушённых читателей, однако, кто знает, может, я смогу привнести в неё что-то новое или даже посмотреть на неё с другого ракурса (ха, много на себя берёшь!).
   Хотя это не первое моё выставленное на публику произведение, всё же это тоже своеобразный «первый раз» в основном из-за своего размера. В Ворде у меня вышло порядка 60 страниц, т.е. по меркам КФ это миди, а по меркам Прозы.ру, скорее, повесть . Не самый большой размер, однако для меня это в новинку, поэтому я боюсь, что могу что-то упускать из вида или допускать ошибки, связанные с размером текста. Ваша реакция: как и в первом произведении я боюсь её до жути и ожидаю самый худший вариант, но в глубине души надеюсь на поддержку (не волнуйся, твоё произведение никому не нужно. Ахахах!). Если без шуток, то мне почему-то всегда кажется, что искушённые читатели начнут меня топить. Нет, не критиковать, а именно топить, придираясь к мелочам. Что ж, посмотрим, что из этого выйдет, будет интересно на это посмотреть.
   Если вы читали вот это статью fayrodis.diary.ru/p210357200.htm , то знаете, что главного героя зовут Давид, и он похож на музыканта Давида Бонка, только фамилия у него будет Броненберг. Место действия также известно — Германия. В качестве города я выбрала родину большинства участников группы Panik — маленький город Ноймюнстер. На окраине этого города силой воображения я построила район, который отделён от основного города речкой и соединён двумя мостами. Сам по себе он представляет интерес, и об этом месте я даже начала писать отдельный рассказ, но он застопорился и никак не идёт. На данный момент можно сказать, что этот район неблагополучный и в целом неприятный. Очень надеюсь, что меня осенит какая-нибудь идея, и я допишу рассказ, но сейчас не об этом.
   Так как я не жила в Германии, то могу делать очень много фактических ошибок насчёт каких-то деталей немецкой жизни, характеров героев и другого, так что не судите строго и по возможности исправляйте меня, если знаете как. Ещё: делайте скидку на то, что район, мягко говоря, странный.
   В процессе перенесения этого текста на компьютер было очень много отредактировано, убрано, добавлено и исправлено. За некоторые вещи мне вообще стало стыдно, и я их, конечно же, убрала. Некоторые диалоги и действия персонажей в прежней версии выглядели более аутентично для подростковой среды, однако мне совсем не хочется заполнять сквернословием и пошлостью данный текст. Конечно, в малой доли это будет, но когда этого становится много, при чтении появляется некоторое отвращение. В общем, всё доводилось до ума, и я надеюсь, что этот вариант окажется хоть сколько-нибудь хорошим и с минимальным количеством ошибок. Я старалась как могла сделать сюжет логичным, без ляпов, раскрыть персонажей и ситуации, а что получилось, судить вам. Во всяком случае, будьте на чеку, и, если что, сообщайте о шероховатостях в тексте разного рода.
   Структура: эта работа состоит из 22 глав, которые я буду помечать римскими цифрами, поэтому заголовок каждой главы будет выглядеть так: «Перелом. Глава XI». Лично мне нравится такой вариант. Кстати, главы очень разнятся по размеру: есть совсем маленькие, особенно вначале, но есть и большие. Я думаю, в этом нет ничего страшного.
   Ну что, приятного вам прочтения! Комментируйте, сообщайте об ошибках, а в конце я выложу голосование, так что впоследствии ставьте свои оценки. Итак, поехали!

@темы: Перелом

20:14 

Перелом. Глава I

Свобода - диктатура совести
   Собственно, вот моя первая глава. Я даже не постеснялась выложить свою жалкую попытку проиллюстрировать описанную в главе ситуацию. Что ж, дневник всё стерпит, а если вы хороший художник, то можете от души посмеяться.

   Солнечный зайчик задорно скакал по всему учебному кабинету, запрыгивая то на спины учеников, то на книжки, то на другие ученические принадлежности, которые на данный момент были нужны меньше всего. Казалось, все были захвачены этой игрой, которую начал кто-то с последней парты, только кое-кому было всё равно. Все переглядывались, хихикали, болтали, и даже сама учительница оказалось бессильна перед этим страшным вирусом. Действительно, кому нужна математика, когда на улице такая замечательная погода.
   Эта соблазнительная весна так и манила к себе, и мыслями все уже были где-то далеко от этого пыльного кабинета, там, где распускаются листья деревьев, а воздух пропитан свежестью. Все были возбуждены, и никто не мог усидеть на месте, конечно же, кроме него. Он всё по-прежнему корпел над уравнениями и неравенствами. Синусы, косинусы, логарифмы – как же он всё это любил. Он бы мог решать их все каникулы напролёт.
   Конечно, это непозволительно, но в такой день можно сделать небольшую поблажку своим ученикам, тем более сама фрейлейн Бруден держалась из последних сил после n-го урока и думала: «Когда же всё это закончится?». Весь учебный год отложился на лице молодой и неопытной учительницы: оно было такое, будто она всю ночь разгружала вагоны.
   И вот, наконец-то раздался тот самый долгожданный звонок с урока, который будто сорвал с цепи всех учеников. Школа опустела от орущих, гудящих, визжащих подростков и детей за считанные минуты, но только он, в отличие ото всех, как всегда никуда не торопился и аккуратно складывал свои принадлежности в сумку.
читать дальше

@темы: Перелом

15:32 

Перелом. Глава II

Свобода - диктатура совести
   Этого парня звали Давид Броненберг. Ему было 17 лет, и он учился в 11 классе главной школы. Несмотря на то, что он был очень способным учеником, в этот вид школы он попал по большому недоразумению.
   Давид был худощав, среднего роста, темноволосый с причёской под каре; любил тёмную и закрытую одежду даже в жаркое время и крайне редко обновлял свой гардероб. Он, мягко говоря, не очень заботился о своей внешности: волосы постоянно были растрёпаны, одежда в угоду удобства была не по размеру большая, на которой Давид очень часто своевременно не замечал пятен; зато его кровать всегда была идеально убрана, а в тетрадях была чистота, хороший почерк и прекрасно выделены темы и параграфы. Он всегда был задумчив, спокоен, угрюм, замкнут и необщителен, в отличие от своего старшего брата Макса, который был активным и общительным.
   Бабушка и дедушка Давида работали на местном районообразующем предприятии. Они рано женились, и им дали комнату в местном общежитии. Они очень обрадовались этому и мечтали когда-нибудь скопить денег, чтобы купить квартиру, но родилась старшая тётя Давида, поэтому мечты о квартире были отложены на неопределённый срок. Далее родился дядя, а после и мама Давида. Денег у семьи было совсем немного, но главы семейства никогда не отчаивались и всегда сохраняли свою жизнерадостность. Так они прожили много лет: двое старших детей переехали в другие города, нашли там работу и завели семьи, а младшая дочка вышла замуж и зажила в местной квартире мужа. В браке родился Макс, а затем и Давид. Вскоре их отец заявил, что не хочет оставаться в этом районе и городе, так как здесь нет роста и перспектив, поэтому родители переехали в другой город, оставив мальчишек на попечение бабушки и дедушки. Они аргументировали это тем, что Макс посещает здесь школу, а Давид — детский сад, поэтому менять окружение им будет вредно. К тому же, мама говорила, что это ненадолго, и они вернуться, как только заработают денег. Так разъехались все дети, но остались внуки.
читать дальше

@темы: Перелом

21:26 

Перелом. Глава III

Свобода - диктатура совести
   Итак, наш герой отправился в магазин, прокручивая возможный список покупок. Уже в магазине, набрав продуктов, он пошёл к стойке с журналами, и тут, громко разговаривая, к нему подошли двое незнакомых мальчишек примерно из пятого класса. Неожиданно они обратились к Давиду:
   — Привет! Ты, кажись, из 11-го класса, да? — напористо сказал один из них.
   — Ну, да. А откуда вы знаете?
   — Мы всё про тебя знаем, — ехидно сказал мальчик.
   «Что они про меня знают? Похоже, это враньё дошло и до них».
   Затем мальчишки стали разглядывать стойку с чипсами.
   — Блин, нам не хватает.
   — А давай у этого спросим? Ты же нам дашь, да?
   Давид был ошарашен таким обращением и, ничего не сказав, пошёл на кассу оплачивать свою корзину. Уже на улице он подумал, что неплохо было бы объяснить этим ребятам, что так нельзя разговаривать со старшими товарищами, но через секунду понял, что правильно поступил, иначе они могли настучать на него, и Давид нажил бы себе неприятностей.
   Наконец Броненберг прошёл в своё общежитие, а потом и в свою комнату.
   Это помещение, в котором жило уже третье поколение людей, давно обветшало: по полу невозможно было ходить босиком из-за облупившейся краски, побелка на стене потрескалась, да и вообще эта комната была мрачной и наводила тоску, в основном из-за воспоминаний о бабушке. К тому же комната казалось тесной, и в ней из-за застоявшегося воздуха нельзя было продохнуть даже с открытым окном, хотя раньше здесь уживались пять человек.
   Давид оставил сумку в комнате, а сам с продуктами пошёл на общую кухню. Она никогда не пустовала: к соседям часто приходили гости, и они все вместе сидели за одним из нескольких столов кухни. Никто никогда на это не жаловался, даже наоборот, соседи любили гостей, угощали их и могли даже присесть на уши. Давид по-быстрому сготовил макароны и угостил ими соседей и их гостей. Они тоже часто угощали его. Вообще с соседями проблем не было никаких, можно даже сказать, что общежитие было дружным.
   После обеда и небольшого отдыха Броненбегу предстояло идти на работу. Он неофициально работал подсобным рабочим в доме престарелых: убирал траву и листья, сажал цветы, копал, красил забор или лавочки, зимой убирал снег, помогал уборщикам и многое другое. Конечно, это место было плохо тем, что оно сильно напоминало бабушку, но Давид всё равно был доволен, тем более что зарплату платили вовремя. Сам он хорошо работал, его ценили, хвалили и даже радовали премиями. Летом же его отпускали отдыхать, так как находились другие школьники, желающие подработать на каникулах, а сам Давид в это время уезжал к маме.
   После работы он не особенно спешил домой: любил погулять по знакомым улицам и приходить на свои любимые места, например на мост, который соединяет район с городом, и смотреть на своё отражение в воде или на течение реки. После, он приходил домой, делал уроки, брался за книги, ужинал и иногда пил чай с кем-нибудь из соседей; затем перед сном делал стандартные процедуры, ложился спать, но так просто заснуть он не мог, так как мысли о ней не давали покоя.

@темы: Перелом

20:24 

Перелом. Глава IV

Свобода - диктатура совести
   В последнее время Броненберга словно поразили стрелой или ударили обухом по голове. Он не знал, что с ним, ведь он думал о ней всё чаще и чаще, особенно перед сном; в его голове крутились её образы, её лицо, её одежда… Каждый день он приходил во двор школы как минимум за полчаса до занятий, прятался за углом, чтобы увидеть, как она заходит в здание. Он наизусть выучил её походку, жесты и даже гардероб. В школе он пытался увидеть её на переменах, и ему это удавалось. Обычно она ходила в уборную или выходила с подругами покурить, но ключевым местом стала столовая: там он лучше всего мог рассматривать её и быть незамеченным, тем более их занятые столики находились почти рядом. Она замечала его только тогда, когда случайно ловила его взгляд, и Давид сразу же отводил глаза, чтобы не быть навязчивым. Так случалось несколько раз, и однажды Давид увидел её недовольный взгляд, после чего решил какое-то время не смотреть в её сторону. Он был опечален этим, но позже судьба преподнесла ему сюрприз: Броненберг шёл по коридору, пребывая в мыслях о ней, и не заметил, как она движется прямо на него в реальном мире. Произошло столкновение: у неё упало всё, что было в руках, а Давид был налегке, поэтому стал поднимать с пола всё упавшее.
   — Ой, извини…прости пожалуйста. Я не заметил тебя… Сейчас соберу, — волнуясь, дрожащим голосом сказал Броненберг.
   Она ничего не ответила, лишь укоризненно посмотрела на Давида и ушла с вещами. С одной стороны, ему было приятно хоть на миг побыть с ней в такой близости, а с другой — её взгляд глубоко задел. Он ещё долго будет помнить этот взгляд.
   Эта влюблённость принесла много новых красок в жизнь Давида: они были как тёмными и мрачными, так и светлыми и яркими, но точно не серыми и однообразными. Из одного состояния Давида бросало в другое, но, тем не менее, он мог контролировать себя, и на учёбу эта влюблённость никак не влияла. Давиду нравилось это состояние, несмотря на наличие, в том числе, и плохих эмоций: оно поднимало дух, оно вдохновляло, а когда Давид видел её, так вообще становился счастлив.
   Эту девушку звали Магдалена или просто Лена. Она училась в параллельном классе. Внешне она была настоящей красавицей: длинные волосы, стройная фигура, милое лицо, одежда и макияж со вкусом. Вообще, Лена была очень популярна среди парней, и у неё было множество подруг и поклонников, однако по наблюдениям Давида у неё не было молодого человека, но подойти к ней Броненберг не решался из-за боязни быть отвергнутым. Он ждал подходящего момента, надеялся изо всех сил и не собирался сдаваться. «Почему у неё нет парня? Может, у неё завышенные требования?» — думал он.
   Перед сном в голове Броненберга промелькнула мысль: «Её не будет со мной целую неделю!». Поначалу это встревожило его, он немного поворочался, а затем всё-таки уснул.

@темы: Перелом

16:55 

Перелом. Глава V

Свобода - диктатура совести
   Утром Давид проснулся с той же мыслью, с которой заснул, но она быстро рассеялась из-за удивления, которое он испытал, увидев Макса на соседней койке. Его давно не было в общежитии, так как обычно он ночевал у друзей.
   Макс учился в городском профессиональном училище, работал, занимался волейболом, ездил на соревнования, а также успевал провести время с друзьями.
   Давид встал, заправил постель, выполнил утренние процедуры, позавтракал и вернулся в комнату, где Макс уже проснулся и оделся.
   — Привет! — сказал Макс.
   — Привет! — сказал Давид. — Давно тебя не было!
   — Да, занят был, — говорил Макс, собирая вещи. — Надо кое-какие вещи забрать. Хочу квартиру в городе снять, не хочу в этой дыре оставаться. Здесь как в склепе — можно умереть. Так, всё не получается взять, значит в следующий раз приеду. Ну, ладно.
   — Как у тебя дела? — спросил Давид.
   Макс быстро протараторил то, что случилось с ним за последнюю неделю. Было видно, что он торопится уйти.
   — …вчера, после тренировки, мы с другом пошли к нему домой. Я думал, что останусь у него ночевать, а к нему, значит, его девушка пришла, и он меня выгнал, представляешь? Вот я сюда и приехал.
   — Значит, тебя вчера друг выгнал?
   — Да, друг. Тебе этого не понять, когда твой друг в час ночи выгоняет тебя. У тебя есть друзья? Я не помню, чтобы ты с кем-нибудь общался. Ты какой-то странный. Так, вроде, всё взял на первый раз, ничего не забыл. Мою койку не занимать, я ещё приеду. Всё, надо бежать, я пошёл. Пока!
   Дверь закрылась, а Давид всё также продолжал сидеть на кровати, словно в оцепенении. Его будто ударило током.
   Максу абсолютно ничего не стоили эти слова, ведь он каждый день произносил их очень много, а вот Давида они очень больно ударили. Макс отличался прямолинейностью и не хотел никого обидеть, но разве хорошие намерения меняют результат в данном случае?
Больше всего Давид боялся, что кто-нибудь со стороны укажет ему на недостатки или другие неприглядные стороны его жизни. Говорят, что на правду не обижаются, но Давиду было больно. Как бы он не старался отделаться от мнений людей, говорить себе, что ему плевать на мнение окружающих, всё же он сильно зависел от чужого взгляда или слова, и если ему показалось, что кто-то, даже незнакомый ему человек, посмотрел на него, а потом посмеялся, то Давиду становилось не по себе.
читать дальше

@темы: Перелом

20:13 

Перелом. Глава VI

Свобода - диктатура совести
   Из-за вчерашних слёз, которые сегодня Давиду казались глупостью и позором, с утра болела голова. Пересилив себя и встав с постели, Броненберг обернулся на соседнюю кровать. К счастью, она была пуста, ведь Макса сейчас хотелось видеть меньше всего: из-за своего зарёванного лица позора было бы куда больше. Далее Давид увидел изменение в обстановке комнаты: Макс забрал некоторые свои вещи, среди которых были и его выигранные волейбольные кубки, которые долго красовались на прикроватной тумбочке. Вместо них остались лишь круглые следы на пыльной поверхности. Также исчезли некоторые вещи из шкафа и тумбочки, однако какие-то предметы гардероба всё же остались, но их нетрудно было забрать в один заход, и тогда комната совсем опустеет. Пустота придаст ещё большую мрачность этому и без того несветлому помещению. От этой мысли Давиду становилось не по себе. Он решил собраться и выйти на улицу. Перед работой он решил поехать в город, развеется и куда-нибудь сходить. Выбор остановился на выставке одного из известнейших художников в городском музее. Красота рисунков немного взбодрила и вдохновила Давида. Из музея он вышел почти счастливым, представляя, как бы они вместе с Леной смотрели рисунки. С таким же настроением он отправился на работу. Люди не забыли вчерашние слёзы, и расспрашивали о том, всё ли наладилось. Давид спокойно и с улыбкой отвечал, что всё хорошо. Так прошёл второй день каникул.
   Давид решил провести так всю неделю до учёбы: выбираться в город, в кино, в красивые места, на выставки. Всё это дало новые силы жить, и под конец недели Давид уже рвался в школу, чтобы поскорее увидеть Лену.

@темы: Перелом

20:31 

Перелом. Глава VII

Свобода - диктатура совести
   Наконец, настал учебный день. Давид наскоро собрал все учебники и, как ошпаренный, помчался в школу. Прибежав на место, он подумал о том, что снег уже растаял, поэтому было бы неплохо начать бегать по утрам. Получилось так, что тренировки начались уже с этого дня.
   Давид заметил, что людей около школы совсем нет. Это смутило: «Неужели, мы сегодня не учимся?». Вдруг Броненберга осенило, он взглянул на время и ужаснулся: до занятий было больше часа! «А-а! Так вот почему никого не было в общежитии!» Давид так бежал, что даже не заметил этого.
   Так как Давиду совсем не хотелось идти домой, ему надо было придумать, как скоротать этот час. Он сел на ближайшую школьную лавочку, где и начал читать книгу, которую на всякий случай носил с собой, однако, прочитав примерно пять страниц, он стал путаться в сюжете и перечитывать снова и снова непонятые страницы. Слова просто не лезли в голову, так как она была заполнена мыслями о Лене. Здесь, на школьном дворе, абсолютно всё напоминало о ней, в каждом уголке мерещилась она. Давид понял, что это чтение ничего не даст, поэтому отложил книгу и решил прогуляться по школьному двору.
   Весна уже давно шагала по району: снег растаял, асфальт был мокрым от дождя, прошедшего ночью, а утренний весенний воздух был чист и свеж. Давид неспешно прогуливался и наслаждался этой красотой и воздухом, вдыхая его полной грудью. Погода была пасмурной, солнца не было, и появилось такое ощущение, что в мир добавлен контраст: всё выглядело ярко и чётко. Вот, на мокрой ветке повисла капля. Выглядело красиво, хотелось сфотографировать, но старенький телефон с камерой плохого качества не справился бы с макросъёмкой. Что ж, приходилось любоваться этим сейчас. Давид пошёл дальше. Он подумал, что давно не прогуливался так медленно, рассматривая природу, дыша полной грудью и пропуская через себя все мелочи. «Сейчас хорошо, — подумал он, — но потом будет плохо». Давид не любил летний период времени: не любил палящее солнце, жару, не любил оголяться, и ходил всё также в джинсах, кроссовках, максимум, надев светлую безразмерную майку с коротким рукавом, а то и вовсе шагал в чёрной водолазке. Соседи твердили: «Выйди, прогуляйся! Смотри, какая погода!», но Давид выходил на улицу не потому что хотел, а потому что надо. «Уж лучше нагуляться сейчас, пока на улице ещё свежий и прохладный воздух», — подумал он.
читать дальше

@темы: Перелом

16:51 

Перелом. Глава VIII

Свобода - диктатура совести
   В ночь на понедельник Давид никак не мог уснуть, думая о том, как же поступить, и утром в его голову пришла, как ему казалось, гениальная идея: «Точно! Напишу записку и брошу ей в шкафчик или сумочку. Никто не узнает об этом, а она просто прочтёт её… а в записке я укажу место, где буду ждать ответное письмо. Она просто ответит мне».
   Давид вскочил и побежал к столу, чтобы воплотить задуманное. Письмо получилось следующее:

   «Дорогая Магдалена! Пишет тебе твой тайный поклонник. Вот уже год, как я влюблён в тебя. Когда я вижу тебя, моя душа поёт. Я постоянно думаю о тебе: днём, ночью, во время учёбы, дома, везде и всегда. Ты прекрасна, как богиня. Я больше не могу держать это в себе, поэтому признаюсь тебе. Напиши свой ответ, и положи под бегонию, которая стоит на подоконнике перед кабинетом математики. Я отдаю тебе своё сердце.
Твой тайный поклонник»


   Давид больше не смог ничего придумать, впрочем, всё необходимое в письме было. С этим Давид и пошёл в школу. Он очень боялся, но сдаваться не собирался.
   Перед уроками он брал книги из шкафчика и увидел, как Лена немного отвлеклась и оставила свой шкафчик открытым. Давид не упустил возможность: он бросил туда записку и пошёл к себе в класс. «Вот это везение!» — подумал он. В этом он даже увидел знак свыше.
   На первом уроке весь класс писал контрольную работу по алгебре, после чего все сдали свои листочки фрейлейн Бруден, которая положила их на край учительского стола. Следующий урок был также алгебра, поэтому никто не собирал вещи, и пол класса осталось в кабинете, в том числе Давид.
   Внезапно в кабинет вошла Лена и бесцеремонно начала копаться в листочках с контрольными на учительском столе. Давид был уверен, что она будет фотографировать решения, так как их классу предстояла такая же работа. Наконец, она остановила взгляд на одном из листочков и достала из кармана другой листочек. «Наверное, сверяет решение», — был уверен Давид, но всё было совсем не так.
читать дальше

@темы: Перелом

19:30 

Перелом. Глава IX

Свобода - диктатура совести
   Давид довольно долго отходил от этого удара. Всё время он ходил хмурый, с опущенной головой. На него показывали пальцем, и он старался игнорировать недоброжелателей. Это сработало: все быстро забыли про Давида, ведь издеваться над непробиваемым человеком было уже не интересно. Суть была в том, чтобы причинить как можно больше боли, но у Броненберга на эти вещи уже была броня. Теперь ему мог причинить боль лишь свой внутренний червь. У Лены же ситуация была обратная.
   — Эх, смотаться бы куда-нибудь на лето. Было бы круто в Берлин, но откуда достать денег? — как-то на перемене мечтала Лена.
   — Я слышала, что у Броненберга мать живёт в Берлине, и он ездит к ней каждые каникулы. Напросись, он будет рад, — сказала подруга и посмеялась.
   — Что? — удивилась Лена.
   — А что, неплохая идея. Ради Берлина можно и воспользоваться.
   С этого и началось издевательство над Леной. Для неё это было абсолютной дикостью, ведь она всегда была популярна в школе, а сейчас она понятия не имела, как действовать в этой ситуации. На каждый смешок, указание пальцем или язвительное выражение она отвечала агрессивно, фразами типа «Да ты посмотри на себя!» или «Да пошёл ты, урод!», но это не только не помогало, но и ухудшало ситуацию: недоброжелателей становилось всё больше. Когда после очередного замечания в её адрес она со слезами побежала в туалет, Лена решила, что расквитается с Давидом.
   После уроков поникший Давид как обычно шёл домой. Внезапно он почувствовал несильный толчок в спину. Он повернулся, и получил сильную пощёчину. От второй Давид успел отгородиться.
   — Ненавижу тебя, урод! — рычала Лена.
   — Подожди… Подожди… Да, подожди уже! — крикнул Давид, защищаясь от ударов.
— Из-за тебя я стала посмешищем! На меня показывают пальцем, издеваются, смеются… И во всём виноват ты, урод!
   Лена попыталась сильно ударить Давида по лицу, но тот не на шутку разозлился и сильно сжал запястье Лены.
   — Не я, а ты. Могла бы вызвать меня, и мы бы наедине поговорили. Ты бы всё мне сказала, но ты же хотела поиздеваться надо мной. Поиздевалась, молодец, только ты не думала о том, что всё это обернётся против тебя… И не мог я написать тебе сообщения. У меня нет компьютера, нет интернета, ничего нет, я нищий.
   Воцарилась тишина, и Давид отпустил руку. Запястье было красным, и Лена сжалась от боли.
   — Извини, — сказал Давид, резко развернулся и пошёл дальше.
   Пройдя немного, он услышал вслед:
   — И что мне теперь делать?
   — Не обращай на них внимания, тогда они забудут о тебе, — уже спокойно сказал Давид и продолжил путь.
   Броненберг удивился самому себе. Во-первых, он смог достойно ответить, во-вторых, он даже не посмотрел на то, что это был предмет его воздыханий. Этот случай разозлил его, что бывало редко. Через некоторое время ситуация, конечно, немного отпустила, и Давид снова смог уверенно ходить по школьным коридорам, в отличие от Лены, которой тяжело давалось игнорирование. Ей так и хотелось напасть на кого-нибудь, но она настойчиво выполняла советы Давида.
   Теперь у Броненберга были смешанные чувства к Лене: с одной стороны влюблённость никак не уходила, а с другой — на душе остался весьма неприятный осадок от такого грубого издевательства, который периодически давал о себе знать. Давид совсем запутался.

@темы: Перелом

20:17 

Перелом. Глава Х

Свобода - диктатура совести
   Как обычно, она возвращалась из художественной школы и проходила мимо до боли знакомых зданий. Их она окидывала лишь кратковременным взглядом, однако просто пройти и не остановится возле знакомого общежития она не могла. Как обычно, она села на лавочку, сложила на неё все принадлежности для рисования и начала разглядывать стены, окна и двери этого здания. Может, своим острым художественным взглядом она увидела в этом доме что-нибудь особенное? Или же она просто привыкла останавливаться здесь по пути от художественной школы домой? А может, здесь живёт кто-то особенный?
   Так или иначе, примерно через пять минут она уходит, но в этот раз она немного задержалась, так как увидела этого особенного для неё человека, быстро заходившего в общежитие. Она вздохнула, а потом вспомнила, как была поймана за углом школы, и вздрогнула так, будто это произошло только что. «Интересно, он догадался или нет? А вдруг — да? Что он теперь думает обо мне? Больше не пойду туда».
   Она решила задержаться на этом месте подольше, так как её голову начали посещать следующие мысли: «Мальчик мой, как же тебе сегодня досталось! Неужели после этого ты будешь по-прежнему страдать по ней? Разве она достойна тебя и твоих чувств? Неужели за красивой обёрткой ты не видишь её истинное нутро? Почему ты не смотришь глубже? Бедный мой!». Если бы у неё хватило смелости, она бы обязательно утешила его, сказала нужные слова, но этому не суждено было сбыться. «А нужен ли ему вообще хоть кто-нибудь? Всегда один, гордый, как волк, не принимает чужую волю, а посему волен жить свободно и независимо, но… как же тебе тяжело! За что тебе всё это? Тебе нужна поддержка…» — здесь её мысли прервались, т.к. она боялась даже подумать о том, что могла бы утешить, поддержать, да и вообще быть с ним рядом. Это было несбыточной мечтой.
   Бурю эмоций прервал звонок от мамы:
   — Анхен, милая, ты где?
   — Нас немного задержали. Скоро буду!
   — Ну, ладно, жду тебя!
читать дальше

@темы: Перелом

20:00 

Перелом. Глава ХI

Свобода - диктатура совести
   Кое-какая связь с Германией у меня всё же есть. Если хотите, могу рассказать, что вдохновило на эту главу.

   Раннее утро очередного буднего дня. Солнце ещё не встало, однако улица уже была достаточно освещена, чтобы немногочисленные фонари закончили свою работу. Такая идиллия было только в это время дня: на улицах города встречаются лишь редкие прохожие, а единичная машина или фура пронизывает тишину, которая позволяет услышать поезд, мчащийся за несколько километров от района.
   Это утро было примечательно тем, что погода была почти летняя. Эта ночь была самой тёплой за наступивший год, а день обещал быть почти жарким, но пока веяло свежестью летнего утра.
   Давид вскочил с постели, увидев, как рассвело на улице. Он был уверен, что опаздывает, поэтому начал быстро собираться, но, взглянув на время, понял, что это всего лишь прибавилось светлое время суток. Он только сейчас это заметил.
   Давид уже был собран, и решил не раздеваться, а пойти прогуляться.
   «Поразительно, как быстро меняется природа! В прошлый раз, кажется, ещё лежал снег, и листья даже не думали распускаться, а сейчас практически лето». Мысли и переживания так заполонили голову, что Давид не заметил, как сменилось время года.
   Так же, как в прошлый раз, он обошёл школу, но на этот раз он, разумеется, не пойдёт за угол следить за Леной. Вместо восхищения на душе осталось что-то непонятное, необъяснимое и явно малоприятное. Даже прогулка ни сколько не утешила и не успокоила.
   Прозвенел звонок, все вошли в класс, и фрейлейн Бруден радостно объявила:
читать дальше

@темы: Перелом

14:43 

Перелом. Глава ХII

Свобода - диктатура совести
   Время летело, однако ничего не менялось, кроме настроений учителей, которые каждый день пытались внедрить в уже заполненные солнцем и летом головы учеников материал к грядущим контрольным работам. Его понимали все: парты, стулья, стены, доска, но только не те, для которых он предназначался. Это порядком надоедало и раздражало наставников. В этой ситуации Давид, конечно, исключение, ведь он был единственным, кто хоть что-то пытался делать. Преподаватели хвалили и ставили его в пример, но ему было всё равно. Этим он всего лишь пытался спастись от мрачной действительности, которая особенно сильно давила на него в последнее время. Одиночество, позор от Лены и безответная любовь к ней, произвол Вульфа и невозможность повлиять на ситуацию, давний уход бабушки, непонимание целей и места в жизни, а, соответственно, отсутствие картины будущего — всё это стало невыносимым. Ежедневная рутина способствовала этому. Его комната в общежитии, с которой связано столько плохих воспоминаний, стала для Броненберга настоящим адом. Заходя в неё, он иногда даже ощущал рвотный рефлекс и поэтому старался как можно меньше проводить там времени, однако оставить здесь свои мысли нельзя, ведь они всегда остаются с человеком, где бы тот ни был.
   А мысли были самыми ужасными для любого человека: мысли о самоубийстве. Раньше Давид отгонял их прочь, как бы не было тяжело, но сейчас они приходили к нему всё чаще, и он даже поменял своё отношение к самоубийцам, однако делать этого он пока не планировал, вспоминая о том, что бабушка воспитывала его именно для жизни, а не для смерти.
читать дальше

@темы: Перелом

19:33 

Перелом. Глава ХIII

Свобода - диктатура совести
   Настало утро понедельника, которое принесло новую учебную неделю. Надо было просыпаться, но Давид совершенно не хотел этого делать. Он почувствовал, что это конец, продолжения не будет, и его не должно быть по сути. Возможно, Давид смирился бы и преодолел все свои проблемы, если был бы кому-то нужен здесь и сейчас, но таковых людей он не нашёл, поэтому решение стало ещё твёрже. Он не верил, что в будущем что-то кардинально изменится, поэтому хотел быстрее всё кончить. Напоследок он решил сходить в школу и на работу, чтобы в последний раз увидеть одноклассников, учителей и работников пансионата.
   В школу он пошёл заранее, чтобы сесть на свою любимую лавочку, на которой не сидел с тех пор, как Лена разоблачила его. Он наблюдал за всеми людьми, всматриваясь в них и мысленно прощаясь. Одна из последних пришла та, которую Давид ждал больше всего; как всегда, она была красива и грациозна. «Прощай, Лена!» — мысленно сказал Броненберг.
   Прозвенел звонок, и Давид пошёл на алгебру.
   «Зачем что-то писать, если живёшь на Земле последний день?» — подумал Давид и стал рассматривать одноклассников, которые болтали друг с другом. Его наблюдения прервала фрейлейн Бруден, для которой было странным такое поведение ученика:
   — Давид, ты меня слушаешь?
   — Конечно, извините.
   С этого момента Давид решил не привлекать к себе внимание и записывать всё, что требовала учительница.
   На перемене перед историей Давид сидел как в трансе, погружённый в свои мысли, ничего не замечая вокруг себя. Его состояние внезапно прервала чья-то рука на плече:
   — Давид, можно к тебе обратиться? — тихо и робко сказала Анхен.
   «Ну что тебе надо?» Давид был недоволен тем, что Анхен прервала ход мыслей.
   — Да, — ответил он.
   Анхен подсела к нему на соседний стул.
   — Эм, как бы это объяснить? В общем, у меня есть к тебе предложение. Эмм… Я знаю, что ты не силён в литературе и истории, а я — в математике и физике. Нуу… вот, я хочу предложить тебе сделку: ты помогаешь мне в точных науках, а я тебе — в гуманитарных. Как тебе?
   Давид слушал данное предложение без особого интереса и поначалу хотел отказаться, но потом подумал, что это хорошая возможность помочь кому-то перед смертью.
читать дальше

@темы: Перелом

Вселенские хроники

главная