• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:47 

Кольцо форсуночное (18+)

Свобода - диктатура совести
   Итак, перед вами моя очередная шЫдевральная иллюстрация, да и в целом весь рассказ. Здесь Анастасия Игоревна сидит, крутит в руках деталь и думает. Простите, если что не так, а у кого есть опыт — корректируйте.

   Приближался срок сдачи деталей первого комплекта, и, как всегда в таких ситуациях, нервы работников были на пределе: мастера с технологами бегали, контролёры кричали друг на друга, начальник ПДБ был в ярости, а рабочие… рабочие, как всегда, чувствовали себя вольготно, и не важно, что они наделали брак: зам. начальника всё согласует. Если первый комплект не будет сдан в срок, то работники будут жаловаться на то, что их слишком сильно наказывают, однако мало кто знает, что главная порция тумаков достанется именно ей, ведь чем выше ты стоишь, тем больше с тебя спрашивают.
   В невыносимой суматохе и нервозе стараниями цеха было сделано немало и сданы почти все детали, но вот беда: внезапно вышел из строя кондуктор, и его, как полагается, отправили на ремонт. Быстрого возвращения оснастки ждать не приходилось: при вопросе «Когда будет?» слесаря отвечали: «Через 20 лет». В связи с этим, деталь «Кольцо форсуночное» пришлось сверлить на КРС. О том, что на смену станка нужно выпускать тех. распоряжение, никто и не вспомнил, поэтому при сдаче этой детали заказчик строго, по-военному произнёс:
   — Деталь отклоняю!
   — Почему?
   — Вы сверлите её на другом станке. Где основание на это?
   Она понимала, что спорить с заказчиков бесполезно, но надо было что-то решать, чтобы вовремя всё сдать, чтобы не получить разнос от вышестоящего начальства и заработать для цеха приличную премию. В расстроенных чувствах она сидела на месте одного из контролёров, крутила в руках эту форсунку и погрузилась в тяжёлые думы. Конечно, в этот день работать она уже не могла, тем более нормированное рабочее время уже было на исходе.
   «Ну как, как я могла споткнуться на такой мелочи? Валы сдали, втулки сдали, цапфы сдали, а эту ерунду не сдали. Эхх…» Ей казалось, что она готова на всё, лишь бы сдать эту деталь.
   Конец рабочего дня. Заказчик припозднился и хотел незаметно удалиться вместе с уходящими контролёрами, которые не спешили покидать рабочие место пораньше из-за присутствующей рядом начальницы. Этого ему сделать не удалось: она задержала его, чем он остался недоволен.
   — Вы опять по поводу форсунок? Я же сказал, деталь отклоняю!
   — Владимир Юрьевич, ну, вы же знаете, она годная…
   — Я знаю, что она годная, но я не имею права её принять. У вас нет основания сверлить её на другом станке. Что у вас в технологии написано?
   — Да, да, я знаю. Но это же такая мелочь, согласитесь?
   — Тем не менее, я отклоняю деталь до тех пор, пока вы не дадите мне основание!
   «Тех. распоряжение будет подписываться примерно два дня, а срок сдачи — завтра… Из-за одной, из-за одной детали!» Она никак не могла с этим смириться.
читать дальше

Вопрос: Оцените, пожалуйста, текст
1. 5  0  (0%)
2. 4  1  (100%)
3. 3  0  (0%)
4. 2  0  (0%)
5. 1  0  (0%)
Всего: 1

@темы: Кольцо форсуночное

12:10 

Тёмная сторона меня

Свобода - диктатура совести
«Тут дьявол с Богом борется, а поле битвы — сердца людей».
Ф.М. Достоевский

   Не буду врать, этой статьёй я хочу, в том числе немного оправдать себя. Думаю, что у многих, если не у всех, такая же ситуация, как у меня.
   Я сторонник традиционных моральных ценностей и в целом за повышение нравственности в обществе, т.к. прежде всего это, а не интеллект, обеспечивает выживание человечества (надеюсь, здесь вопросов не возникнет). Я стараюсь впитывать и транслировать только хорошее, но во мне также присутствует тёмная сторона, т.е. какой-то процент испорченности. Откуда он берётся? Сам по себе? Конечно, нет. Всему виной информационная среда, в которой мы живём, ведь именно информация влияет на наш мозг, а от нашей головы зависит абсолютно вся наша жизнь и вообще всё остальное.
   Вы сами видите, что наша среда серьёзно больна: включите телевизор, зайдите в интернет, да даже выйдите на улицу — что вы там видите? В основном то, о чём говорил Аллен Даллес в своём плане. Ведутся споры о том, существует ли этот план на самом деле, однако то, что он действует, можно сказать наверняка. По большому счёту, нам не важно, теория заговора ли это, или же просто законы капитализма; главное для нас, каким образом на нас всё это отражается. Лично я верю в теорию заговора, но в данном случае рассмотрим более распространённую и правдоподобную версию о законах рынка и потребления. Здесь цели вроде бы ясны: с помощью кино, литературы, телевидения и рекламы система пытается оболванить, опустить, лишить нас человеческого облика для того, чтобы людьми можно было легко манипулировать и зарабатывать на них деньги. По-моему, здесь всё предельно ясно: если у человека нет внутреннего стержня, дисциплины, базовых ценностей, совести, чести, Родины и даже пола, если он не образован и думает, что крут и в тренде, то для этого человека у меня плохие новости. Как правило, такие люди уверены, что свободны от всех этих пережитков прошлого, что мешают брать от жизни всё, потреблять без меры и получать удовольствие, но в жизни не всё так просто. «Нет рабства безнадежнее, чем рабство тех рабов, себя кто полагает свободным от оков», — сказал когда-то Гёте, и эти люди как раз-таки и являются лучшими рабами и топливом этой системы: они идеальные потребители, они безумно много работают ради наращивания потребления и не подозревают, что вокруг происходит что-то не то. Рано или поздно такой «успешный» человек впадает в депрессию и пытается избавиться от неё, прожигая себя в бессмысленных развлечениях, но и они не помогут. Что будет с таким беднягой дальше, даже думать не хочется. Не верьте фильмам и сериалам, которые говорят об обратном, ведь выше было сказано, для какой цели они предназначены. Лучше почитайте реальные истории людей, которые гнались за успехом и ощутили бессмысленность всей этой гонки. Уверена, большой процент несчастных людей, в частности на @дневниках, являются таковыми именно по этой причине. На эту тему советую посмотреть этот ролик www.youtube.com/watch?v=YDM5GCWFIE0 Здесь на примере семейных отношений показана сущность потребления и созидания.
читать дальше

@темы: Мои статьи

18:29 

Перелом. Послесловие

Свобода - диктатура совести
   Ура! Я сделала это! Не могу поверить в то, что мне хватило силы воли и выдержки дописать этот текст, ибо заставлять себя работать над произведением оказалось для меня весьма сложной задачей. Куда проще сидеть в интернете, слушая музыка и рассматривая мемасы, однако игра явно стоит свеч. Согласитесь, каждый человек радуется результатам своего плодотворного труда и получает удовлетворение от своей деятельности и, напротив, в конце дня чувствует себя ничтожеством после бесполезного сидения в соц. сетях. В этом плане КПД моего времени весьма низок, но всё же он выше, чем, к примеру, год назад, и для меня это маленькое достижение. В последующем буду стараться повышать его, т.к. мне ещё многое предстоит выложить, ибо рукописей у меня хватает. В связи с этим, хотелось бы поставить себе следующие конкретные задачи: 1) сесть на информационную диету, т.е. меньше потреблять бесполезную информацию; 2) больше читать, и не что-нибудь, а только высококачественную литературу, чтобы приучаться к хорошему вкусу. Пока всё, но и этого уже хватает с лихвой.
   Хотелось бы остановиться на этапах моей работы. Итак, сначала я последовательно переносила произведение на компьютер. Ну, как переносила? Огромный процент текста был напечатан с нуля, т.к. сюжет значительно претерпел изменения. Сказывается время, прошедшее с конца написания работы от руки и изменение мировоззрения с возрастом, так что если открыть рукопись и сверить её с конечным вариантом, то схожести будет не так много.
   Далее, когда мне оставалось дописать ХХII главу и послесловие, я начала выкладывать части. Перед каждой выкладкой я перечитывала главу минимум два раза, исправляла недочёты, помарки и отправляла главу в добрый путь на три сайта. В дневниках я также подбирала картинки, чтобы было веселее, и даже сделала две иллюстрации. Вот так! Лично я не нашла для себя другого более эффективного подхода. А как вы работаете над текстом?
   Что ж, как поётся в песне, «Перед нами небывалые пути!», и это только начало. Я уже начинаю работу над своим вторым произведением, которое ты так с нетерпением ждёшь, о, мой несуществующий читатель. Я знаю, ты обязательно поддержишь меня!

Вопрос: Оцените, пожалуйста, текст
1. 5  0  (0%)
2. 4  0  (0%)
3. 3  0  (0%)
4. 2  0  (0%)
5. 1  0  (0%)
Всего: 0

@темы: Перелом

19:59 

Перелом. Глава ХХII

Свобода - диктатура совести
   Итак, финишная прямая

   Они молча ехали в поезде, каждый думая о своём: мама размышляла о делах насущных и о том, как будет закрывать пропуски на работе, а у Давида думы были совсем о другом.
   Он начал вспоминать последние события в его жизни. «Что это было?» Все они пронеслись с огромной скоростью, и теперь казалось, будто всё это было во сне. Давид проанализировал и понял, что плохих событий за последнее время было куда больше, но именно они позволили стать сильнее, по-другому смотреть на вещи и восстановить некоторою справедливость. Давиду было плевать на то, накажут ли Вульфа. Ему казалось, что этим вопросом озабочены все окружающие его люди, но только не он сам. Ему было достаточно того, как эта ситуация повлияла на него и на всех остальных, и он не увидел фальши в глазах людей. Если он действительно заставил людей смотреть на мир другими глазами, если он вдохновил, дал покой, значит, он уже не зря живёт. За это Давид мог бы многое отдать, но ему повезло: он остался жив и полностью здоров.
   «Вульф должен быть наказан!» — твердили Сара и Анхен. Да, наказание должно следовать за преступлением, но Давид не сильно в это верил из-за авторитета его родителей, но был уверен, что расплата уже постигла его, ведь Вульф явно был мёртв как авторитет. Что будет с Вульфом в следующем учебном году — Давид желал посмотреть на это после каникул.
   Смотря на бесконечные деревья, проносящиеся в окне поезда, Давид мысленно благодарил абсолютно всех людей, с которыми у него был любой, даже самый кратковременный контакт, и даже тех, кто делал ему больно и причинял вред. Особенно сильно он благодарил бабушку, которая так много дала и так много заложила в Давида, и ребят, которые пришли на помощь, но это было ещё не всё. Во всей этой истории был еле заменый, но невероятно важный человек, без которого, возможно, ничего бы не было. Перед отъездом Давид позвонил фрау Хитцер и поблагодарил её за спасение жизни. Та начала отпираться и утверждать, что ничего такого она не сделала и что ни в коем случае не примет подарков от Давида.
   Что касается Анхен, то для неё готовилось большое место в сердце Давида. Он и сам не понял, как это произошло, но будущее он представлял только с ней.
   Кто-то из соседей открыл форточку, и в вагон поступил свежий воздух. Давид вдохнул его полной грудью и подумал о том, что в его жизнь, подобно воздуху, также приходит свежесть. Она принесёт ему новый смысл и новую цель.
   Он смотрел на город, в который прибывает поезд, как в своё будущее, которое уже настаёт!
2012-2017

@музыка: Каста (Влади) - Пусть Пригодится

@темы: Перелом

17:08 

Перелом. Глава ХХI

Свобода - диктатура совести
   Прошло некоторое время, и наступил долгожданный день выписки. Давид проснулся в 5:20 утра, когда абсолютно все пациенты ещё спали. Конечно, Броненберг больше не смог уснуть и начал думать, чем же себя занять. Сначала он сделал зарядку, а затем вспомнил, что Анхен принесла ему какую-то книгу, и начал читать её название.
   — «История живописи XVI века». Хм, чего ещё можно было ожидать от Анхен? — прошептал Давид.
   Он начал её читать, и так увлёкся, что не заметил, как пришло время завтракать. После трапезы Давид оформил все справки, поднялся в палату, собрал вещи, собрался сам, попрощался со всеми и пошёл на выход, еле таща пакеты с вещами и гостинцами, которые ему принесли за время лечения. Хорошо, что на выходе его встретила мама, Сара, Крис, Анхен и помогли ему с сумками. Они все вместе доехали до общежития на машине хорошего знакомого фрейлейн Бруден.
   Они вошли в комнату: в ней было свежо, а хорошо постеленные кровати были прохладными. Давид не смог отказать себе в удовольствии плюхнуться на свою.
   — Ты будешь лежать, а твои гости стоять? — упрекнула мама.
   Давид вспомнил, что пришёл не один, быстро поднялся с кровати и посадил всех гостей. Посидев чуть-чуть, они пошли на кухню пить чай. Незаметно к ним присоединялись соседи, и вскоре кухня наполнилась людьми. Все стали болтать друг с другом, и Давиду искусно удалось выйти из разговора. Он подошёл к Анхен и позвал её с собой в комнату.
   — Как хорошо, что ты меня выдернул оттуда! Там такой шум! — радостно сказала Анхен. Наконец-то мечта о минутке уединения с Давидом сбылась, но она не предвещала ничего хорошего.
   — Извини, Анхен, я сегодня уезжаю.
   Анхен поникла и спросила:
   — К маме в Берлин, да?
читать дальше

@темы: Перелом

15:36 

Перелом. Глава ХХ

Свобода - диктатура совести
   Мокрая, дурно пахнущая водорослями подушка, незнакомое одеяло и непонятная комната, освещённая лишь луной, где спят ещё четыре человека — всё это Давид увидел, когда очнулся. Поначалу в его глазах всё было размыто, и казалось, что это всего лишь сон, но потом картина прояснилась, и Давид быстро понял, что находится в больнице.
   Внезапно к его горлу подступил неудержимый кашель, из-за которого началась острая боль в спине и пояснице. Давид никак не мог прекратить кашель, но из-за него боль становилась всё сильнее и сильнее. В один момент он не выдержал и закричал, перебудив всех, кто лежал с ним в палате. На крик прибежала медсестра, вколола Давиду обезболивающее и сделала холодный компресс. Броненберг немного помучился, но потом кашель отступил, и стало немного легче. У него болела вся спина, он боялся шевельнуться и даже дышать, впрочем, последнее ему удавалось с трудом, так как дыхание было затруднено. Он лежал, будто солдат, в одной позе и думал, когда же эта боль закончится. Конечно, в эту ночь он не смог заснуть, и время длилось невыносимо долго, однако к утру облегчение всё же пришло к Давиду, и он решил извиниться перед людьми, волею судьбы оказавшихся в эту ночь с ним в одной палате:
   — Извините меня, пожалуйста! Я вас всё разбудил.
   — Да ладно, ничего страшного, здесь и похуже бывает, — сказал дедушка, лежавший рядом. — А тебе не позавидуешь: так упасть в воду…
   — А откуда вы знаете?
   — Хм, да все уж знают.
читать дальше

@темы: Перелом

18:28 

Перелом. Глава ХIХ

Свобода - диктатура совести
   На протяжении нескольких секунд на мосту никто не мог ни пошевелиться, ни сказать и слова: никто не мог поверить в произошедшее, зато люди, стоявшие на берегу, сработали более чем оперативно и вызвали различные службы.
   Первыми на мосту очнулись Сара с Крисом. Они подбежали к краю моста, посмотрели вниз, но Давида не увидели.
   — Где он? — спросила прибежавшая одноклассница.
   — Спасателям надо звонить, быстрее! — закричала Анхен.
   — Я думаю, они уже позвонили, — указав на берег, сказала Сара.
   На мосту началась неразбериха: кто-то паниковал, кто-то кричал, а кто-то решил по-тихому сбежать, как это сделал Вульф. Он решил воспользоваться всеобщей паникой и скрыться с места, однако это не так легко было сделать, так как некоторые одноклассники всё же попытались его задержать. Он вырвался, но в конце моста стояли случайные свидетели и ловили всех беглецов. За Вульфом побежали все его товарищи, поэтому у очевидцев не было шансов сдержать такую толпу разогнавшихся молодых здоровых людей, которые просто сшибали всё и всех на своём пути.
   — Неужели утонул? — спросил кто-то.
   — Вон, вон кто-то плывёт за ним. Наверное, спасатели приехали! Побежали! — крикнула Анхен.
   — Они бы не приехали так быстро…
   Следом за бандой Вульфа с моста побежала Анхен, Сара, Крис и все остальные. Их уже никто не держал, так как подозрение на них не падало.
   Оказалось, что за Давидом поплыли двое спасателей-добровольцев. Один мужчина был лет сорока, крепкого телосложения, а второй — молодой, лет двадцати четырёх, среднего телосложения. Они сумели сгруппироваться и прийти на помощь. Когда ребята подбежали к берегу, спасатели уже были на середине речки.
   Очевидцы переживали за судьбу Давида, ведь падение с такой высоты могло привести к тяжёлым последствиям и даже к летальному исходу. Осознав это, Анхен начала рыдать. У Сары тоже потекли слёзы, но у неё хватало сил обнять и успокоить Анхен. Все нервничали, кусали пальцы, грызли ногти и сверлили взглядом участок воды, к которому подплыли спасатели.
читать дальше

@темы: Перелом

16:25 

Перелом. Глава ХVIII

Свобода - диктатура совести
   После такого сна глаза совсем не хотели раскрываться, однако адреналин в крови, порождённый страхом, мгновенно поднял Давида на ноги.
   Времени до часа Х оставалось много, и Давид не знал, чем себя занять, ведь в таком возбуждённом состоянии невозможно было заниматься чем-то сосредоточенно. Сначала он лёг на кровать, потом встал и начал ходить по комнате из стороны в сторону. Прошло какое-то время, и Броненберг решил начать собираться. Собравшись, он медленно спустился и побрёл к мосту. Времени всё также было много, и Давид был уверен, что будет один, но Крис с Сарой опередили его и уже стояли на мосту.
   — Привет! Вы уже здесь?
   — Да! — ответил Крис. — Как видишь, рабочих действительно нет. Наверное, сегодня выходной.
   Издалека показалась Анхен и ещё несколько человек. Это были ученики их класса и параллельного. Время спустя на мост приходили люди, среди которых были и незнакомцы. Было ясно, что об этом инциденте знала уже вся школа, и все жаждали шоу. Давид совсем не ожидал, что будет столько людей, и что его казнь будет прилюдной. По этой причине настроение испортилось ещё сильнее. Никто из присутствующих здесь людей ничего не говорил ему, а только переговаривались между собой.
   Солнечный день внезапно превратился в пасмурный: солнце скрылось за серыми тучами, немного похолодало. «Хорошо, что я взял с собой ветровку», — подумал Давид. Все тоже приоделись. После стольких солнечных дней такая погода была очень непривычной, так как все уже успели от неё отвыкнуть.
читать дальше

@темы: Перелом

15:48 

Перелом. Глава ХVII

Свобода - диктатура совести
    Вашему вниманию представлена моя очередная убогая иллюстрация

   Проснувшись утром, Давид, как обычно в выходные, не спешил вставать с кровати и какое-то время нежился в объятьях одеяла и подушки. Утро дало ему некоторый отдых и успокоение, так что Давид почувствовал прилив сил и желание пойти гулять. В этот момент ему позвонила мама с призывом приехать к ней, но Давид соврал, что занятия ещё не кончились. Конечно, он ничего не сказал про разборки, и его охватил страх за мать: «А если со мной что-нибудь случится, что с ней будет?». Настроение испортилось, и Давид снова чувствовал себя подавлено. Ко всему этому добавилось ещё и отсутствие аппетита: Давид с большим трудом запихнул в себя небольшой бутерброд.
   Прошло некоторое количество времени, и на телефон раздался звонок Анхен. Она намеривалась прийти, чему Давид очень обрадовался. Она пришла, Давид сразу же предложил ей поесть, но она отказалась, однако согласилась на чай. За столом они начали говорить:
   — Слушай, а это правда, что ты говорил про Флориана? — спросила Анхен.
   — Да. Крис рассказал мне, что он должен был денег Вульфу. Его дружки угрожал ему.
   — Он брал деньги в долг?
   — Всё это завязано на наркотиках. Он получал их и приносил Вульфу. Крис в это же ввязался.
   От испуга Анхен закрыла рот руками.
   — Какой кошмар! Я об этом не знала.
   — А разве он будет болтать об этом направо и налево? Хотя, я уверен, слухи об этом расходятся.
   — А почему он на это согласился?
   — Он не соглашался, его назначили. Он не знает, как выпутаться из этого.
читать дальше

@темы: Перелом

21:20 

Перелом. Глава ХVI

Свобода - диктатура совести
   Вся оставшаяся и следующая недели были посвящены различным контрольным работам. Все помогали друг другу как могли, поэтому ни один ученик не завалил ни одну работу. Анхен пришлось забыть про свои обиды на Давида, ведь ей нужна была помощь по математике. Он с легкостью решил два варианта, при этом подсказывая и другим ребятам, в том числе Вульфу. После этого Анхен никак не могла отказать в помощи по истории. Давид думал, что после такой взаимовыручки они с Анхен снова начнут хорошо общаться, но она по-прежнему была холодна и немногословна. Давид решил, что если такое отношение к нему продолжится, то он прямо спросит об этом у Анхен: «Всё, хватит уже этих неопределённостей! Надоело уже это пренебрежение!».
   Все контрольные остались позади, и сегодняшний день был посвящён классным часам, урокам правил дорожного движения и безопасного поведения в летние каникулы. Некоторые учителя настолько устали, что отпускали своих учеников без напутственного слова. Фрейлейн Бруден тоже устала, но решила следовать правилам и оставила свой класс ещё на один день.
   — Ребята, вы молодцы! Вы успешно прошли ещё одну ступеньку на пути к взрослой жизни. Наверное, скажу банальную вещь, но я хочу, чтобы вы хорошо отдохнули умственно и физически; хочу, чтобы вы занимались спортом, больше двигались, не стояли на месте и каждый день узнавали что-то новое; очень хочу, чтобы вы открыли для себя любимое дело, а если оно уже у вас имеется, то желаю, чтобы вы развивались в нём и отдались ему этим летом. Научитесь чему-нибудь и больше читайте. Постарайтесь как можно больше выбираться из дома, а если есть возможность, то путешествуйте. И самое главное: чтобы потом не разочароваться своими каникулами, наслаждайтесь простыми вещами: солнцем, зелёной травой, теплом, купанием в реке… В общем, не упускайте момент! — усталым, но мечтательным голосом сказала фрейлейн Бруден. Во время этого монолога сама учительница размечталась об отдыхе, как и весь класс.
читать дальше

@темы: Перелом

20:54 

Перелом. Глава ХV

Свобода - диктатура совести
   Утро уже пробивалось своими лучами солнца в окно комнаты, где спали наши герои. Сначала они разбудили Лену, которая медленно открыла глаза, а потом быстро вскочила с кровати, заметив, что оказалась в абсолютно незнакомом месте. «Что за склеп?» — подумала она.
   Лена прошлась по комнате, огляделась и увидела Давида, спящего на соседней кровати. Она ужаснулась: «Что вчера было? Неужели я так напилась? Что я здесь делаю? Неужели у нас с ним что-то было? Какой кошмар!». Состояние Лены было ужасным: головная боль и похмелье были сильными, к тому же добавилось чувство брезгливости к предполагаемым вчерашним действиям и поведению. Она решила сбежать, пока Давид не проснулся. Выйдя из комнаты, Лена тихо прошла по коридору, спустилась по лестнице, вышла из общежития, и внезапно её осенило: она с трудом начала припоминать лестницу и коридор, по которым её вёл Давид. Также она вспомнила людей, окружавших её и слишком много болтавших. Ей повезло: в общежитии ещё никто не проснулся, поэтому Лену никто не засёк. Свежий утренний ветер немного подбодрил её и облегчил состояние, однако главный червь засел именно в душе. Её мучила ненависть ко всему окружающему и страх быть увиденной в таком виде, в таком месте и в таком состоянии.
   Она шла быстро, закрыв лицо руками и пытаясь поправить мятую и грязную юбку. В её голове звучали одни и те же вопросы: «Что вчера было? Как я там оказалась?». Из вчерашнего она вспомнила только то, как Броненберг тащил её по лестнице. Чтобы вспомнить всё остальное, она усиленно напрягала свою память. «А если он меня…» Она закрыла рот и даже не хотела думать о предполагаемых вчерашних действиях.
читать дальше

@темы: Перелом

12:39 

Перелом. Глава ХIV

Свобода - диктатура совести
   На этот раз ей трудно далась гримаса весёлой девочки, зато настолько правдоподобно, что её мама ничего не заподозрила. На самом деле, на душе Анхен была тревога, да ещё какая! Она пыталась понять, зачем же фрау Хитцер приходила к Давиду: «Может, у него появились серьёзные проблемы на фоне одиночества или чего-то другого? То-то он ходил такой хмурый, сам не в себе, будто зомби. Фрау Хитцер, помогите ему. Как же ему плохо! Бедный, бедный Давид!».
   С таким настроением Анхен пошла в художественную школу. Она успела отучиться, прийти домой, а ситуация всё никак не отпускала её. Она не могла дождаться следующего дня, чтобы узнать у самого Давида или фрау Хитцер, что же на самом деле случилось: она хотела всё, сразу и сейчас. Её подсознание нагнетало тревогу и страх, как будто оно знало то, о чём она не могла догадаться сознательно. «Он же мне пытался отдать тетради, в которых писал на уроке! Значит, они ему были больше не нужны! Неужели…» Анхен взялась за голову: её состояние было похоже на приступ паники. Она хотела позвонить Давиду или фрау Хитцер, но не знала их номера, и не у кого было спросить. Тогда она твёрдо решила пойти к Давиду, пока ещё не поздно. Она наскоро оделась и пошла.
   — Анхен, ты куда? — увидев решительность дочери, спросила мама.
   — У Андреа забрать кисти. Я у неё оставила.
   — Хорошо.
   Анхен также решительно пошла к общежитию Давида. Впоследствии, тревога так захватила её, что остаток пути она бежала, хотя бег абсолютно не был её коньком, и вообще, она была освобождена от физкультуры из-за слабого здоровья. Запыхавшись, с ужасной отдышкой Анхен остановилась на лавочке перед общежитием, так как ничего не видела перед собой: от перегрузок в её глазах потемнело. Как ни пыталась, она не вспомнила, когда последний раз так бежала.
читать дальше

@темы: Перелом

19:33 

Перелом. Глава ХIII

Свобода - диктатура совести
   Настало утро понедельника, которое принесло новую учебную неделю. Надо было просыпаться, но Давид совершенно не хотел этого делать. Он почувствовал, что это конец, продолжения не будет, и его не должно быть по сути. Возможно, Давид смирился бы и преодолел все свои проблемы, если был бы кому-то нужен здесь и сейчас, но таковых людей он не нашёл, поэтому решение стало ещё твёрже. Он не верил, что в будущем что-то кардинально изменится, поэтому хотел быстрее всё кончить. Напоследок он решил сходить в школу и на работу, чтобы в последний раз увидеть одноклассников, учителей и работников пансионата.
   В школу он пошёл заранее, чтобы сесть на свою любимую лавочку, на которой не сидел с тех пор, как Лена разоблачила его. Он наблюдал за всеми людьми, всматриваясь в них и мысленно прощаясь. Одна из последних пришла та, которую Давид ждал больше всего; как всегда, она была красива и грациозна. «Прощай, Лена!» — мысленно сказал Броненберг.
   Прозвенел звонок, и Давид пошёл на алгебру.
   «Зачем что-то писать, если живёшь на Земле последний день?» — подумал Давид и стал рассматривать одноклассников, которые болтали друг с другом. Его наблюдения прервала фрейлейн Бруден, для которой было странным такое поведение ученика:
   — Давид, ты меня слушаешь?
   — Конечно, извините.
   С этого момента Давид решил не привлекать к себе внимание и записывать всё, что требовала учительница.
   На перемене перед историей Давид сидел как в трансе, погружённый в свои мысли, ничего не замечая вокруг себя. Его состояние внезапно прервала чья-то рука на плече:
   — Давид, можно к тебе обратиться? — тихо и робко сказала Анхен.
   «Ну что тебе надо?» Давид был недоволен тем, что Анхен прервала ход мыслей.
   — Да, — ответил он.
   Анхен подсела к нему на соседний стул.
   — Эм, как бы это объяснить? В общем, у меня есть к тебе предложение. Эмм… Я знаю, что ты не силён в литературе и истории, а я — в математике и физике. Нуу… вот, я хочу предложить тебе сделку: ты помогаешь мне в точных науках, а я тебе — в гуманитарных. Как тебе?
   Давид слушал данное предложение без особого интереса и поначалу хотел отказаться, но потом подумал, что это хорошая возможность помочь кому-то перед смертью.
читать дальше

@темы: Перелом

14:43 

Перелом. Глава ХII

Свобода - диктатура совести
   Время летело, однако ничего не менялось, кроме настроений учителей, которые каждый день пытались внедрить в уже заполненные солнцем и летом головы учеников материал к грядущим контрольным работам. Его понимали все: парты, стулья, стены, доска, но только не те, для которых он предназначался. Это порядком надоедало и раздражало наставников. В этой ситуации Давид, конечно, исключение, ведь он был единственным, кто хоть что-то пытался делать. Преподаватели хвалили и ставили его в пример, но ему было всё равно. Этим он всего лишь пытался спастись от мрачной действительности, которая особенно сильно давила на него в последнее время. Одиночество, позор от Лены и безответная любовь к ней, произвол Вульфа и невозможность повлиять на ситуацию, давний уход бабушки, непонимание целей и места в жизни, а, соответственно, отсутствие картины будущего — всё это стало невыносимым. Ежедневная рутина способствовала этому. Его комната в общежитии, с которой связано столько плохих воспоминаний, стала для Броненберга настоящим адом. Заходя в неё, он иногда даже ощущал рвотный рефлекс и поэтому старался как можно меньше проводить там времени, однако оставить здесь свои мысли нельзя, ведь они всегда остаются с человеком, где бы тот ни был.
   А мысли были самыми ужасными для любого человека: мысли о самоубийстве. Раньше Давид отгонял их прочь, как бы не было тяжело, но сейчас они приходили к нему всё чаще, и он даже поменял своё отношение к самоубийцам, однако делать этого он пока не планировал, вспоминая о том, что бабушка воспитывала его именно для жизни, а не для смерти.
читать дальше

@темы: Перелом

20:00 

Перелом. Глава ХI

Свобода - диктатура совести
   Кое-какая связь с Германией у меня всё же есть. Если хотите, могу рассказать, что вдохновило на эту главу.

   Раннее утро очередного буднего дня. Солнце ещё не встало, однако улица уже была достаточно освещена, чтобы немногочисленные фонари закончили свою работу. Такая идиллия было только в это время дня: на улицах города встречаются лишь редкие прохожие, а единичная машина или фура пронизывает тишину, которая позволяет услышать поезд, мчащийся за несколько километров от района.
   Это утро было примечательно тем, что погода была почти летняя. Эта ночь была самой тёплой за наступивший год, а день обещал быть почти жарким, но пока веяло свежестью летнего утра.
   Давид вскочил с постели, увидев, как рассвело на улице. Он был уверен, что опаздывает, поэтому начал быстро собираться, но, взглянув на время, понял, что это всего лишь прибавилось светлое время суток. Он только сейчас это заметил.
   Давид уже был собран, и решил не раздеваться, а пойти прогуляться.
   «Поразительно, как быстро меняется природа! В прошлый раз, кажется, ещё лежал снег, и листья даже не думали распускаться, а сейчас практически лето». Мысли и переживания так заполонили голову, что Давид не заметил, как сменилось время года.
   Так же, как в прошлый раз, он обошёл школу, но на этот раз он, разумеется, не пойдёт за угол следить за Леной. Вместо восхищения на душе осталось что-то непонятное, необъяснимое и явно малоприятное. Даже прогулка ни сколько не утешила и не успокоила.
   Прозвенел звонок, все вошли в класс, и фрейлейн Бруден радостно объявила:
читать дальше

@темы: Перелом

20:17 

Перелом. Глава Х

Свобода - диктатура совести
   Как обычно, она возвращалась из художественной школы и проходила мимо до боли знакомых зданий. Их она окидывала лишь кратковременным взглядом, однако просто пройти и не остановится возле знакомого общежития она не могла. Как обычно, она села на лавочку, сложила на неё все принадлежности для рисования и начала разглядывать стены, окна и двери этого здания. Может, своим острым художественным взглядом она увидела в этом доме что-нибудь особенное? Или же она просто привыкла останавливаться здесь по пути от художественной школы домой? А может, здесь живёт кто-то особенный?
   Так или иначе, примерно через пять минут она уходит, но в этот раз она немного задержалась, так как увидела этого особенного для неё человека, быстро заходившего в общежитие. Она вздохнула, а потом вспомнила, как была поймана за углом школы, и вздрогнула так, будто это произошло только что. «Интересно, он догадался или нет? А вдруг — да? Что он теперь думает обо мне? Больше не пойду туда».
   Она решила задержаться на этом месте подольше, так как её голову начали посещать следующие мысли: «Мальчик мой, как же тебе сегодня досталось! Неужели после этого ты будешь по-прежнему страдать по ней? Разве она достойна тебя и твоих чувств? Неужели за красивой обёрткой ты не видишь её истинное нутро? Почему ты не смотришь глубже? Бедный мой!». Если бы у неё хватило смелости, она бы обязательно утешила его, сказала нужные слова, но этому не суждено было сбыться. «А нужен ли ему вообще хоть кто-нибудь? Всегда один, гордый, как волк, не принимает чужую волю, а посему волен жить свободно и независимо, но… как же тебе тяжело! За что тебе всё это? Тебе нужна поддержка…» — здесь её мысли прервались, т.к. она боялась даже подумать о том, что могла бы утешить, поддержать, да и вообще быть с ним рядом. Это было несбыточной мечтой.
   Бурю эмоций прервал звонок от мамы:
   — Анхен, милая, ты где?
   — Нас немного задержали. Скоро буду!
   — Ну, ладно, жду тебя!
читать дальше

@темы: Перелом

19:30 

Перелом. Глава IX

Свобода - диктатура совести
   Давид довольно долго отходил от этого удара. Всё время он ходил хмурый, с опущенной головой. На него показывали пальцем, и он старался игнорировать недоброжелателей. Это сработало: все быстро забыли про Давида, ведь издеваться над непробиваемым человеком было уже не интересно. Суть была в том, чтобы причинить как можно больше боли, но у Броненберга на эти вещи уже была броня. Теперь ему мог причинить боль лишь свой внутренний червь. У Лены же ситуация была обратная.
   — Эх, смотаться бы куда-нибудь на лето. Было бы круто в Берлин, но откуда достать денег? — как-то на перемене мечтала Лена.
   — Я слышала, что у Броненберга мать живёт в Берлине, и он ездит к ней каждые каникулы. Напросись, он будет рад, — сказала подруга и посмеялась.
   — Что? — удивилась Лена.
   — А что, неплохая идея. Ради Берлина можно и воспользоваться.
   С этого и началось издевательство над Леной. Для неё это было абсолютной дикостью, ведь она всегда была популярна в школе, а сейчас она понятия не имела, как действовать в этой ситуации. На каждый смешок, указание пальцем или язвительное выражение она отвечала агрессивно, фразами типа «Да ты посмотри на себя!» или «Да пошёл ты, урод!», но это не только не помогало, но и ухудшало ситуацию: недоброжелателей становилось всё больше. Когда после очередного замечания в её адрес она со слезами побежала в туалет, Лена решила, что расквитается с Давидом.
   После уроков поникший Давид как обычно шёл домой. Внезапно он почувствовал несильный толчок в спину. Он повернулся, и получил сильную пощёчину. От второй Давид успел отгородиться.
   — Ненавижу тебя, урод! — рычала Лена.
   — Подожди… Подожди… Да, подожди уже! — крикнул Давид, защищаясь от ударов.
— Из-за тебя я стала посмешищем! На меня показывают пальцем, издеваются, смеются… И во всём виноват ты, урод!
   Лена попыталась сильно ударить Давида по лицу, но тот не на шутку разозлился и сильно сжал запястье Лены.
   — Не я, а ты. Могла бы вызвать меня, и мы бы наедине поговорили. Ты бы всё мне сказала, но ты же хотела поиздеваться надо мной. Поиздевалась, молодец, только ты не думала о том, что всё это обернётся против тебя… И не мог я написать тебе сообщения. У меня нет компьютера, нет интернета, ничего нет, я нищий.
   Воцарилась тишина, и Давид отпустил руку. Запястье было красным, и Лена сжалась от боли.
   — Извини, — сказал Давид, резко развернулся и пошёл дальше.
   Пройдя немного, он услышал вслед:
   — И что мне теперь делать?
   — Не обращай на них внимания, тогда они забудут о тебе, — уже спокойно сказал Давид и продолжил путь.
   Броненберг удивился самому себе. Во-первых, он смог достойно ответить, во-вторых, он даже не посмотрел на то, что это был предмет его воздыханий. Этот случай разозлил его, что бывало редко. Через некоторое время ситуация, конечно, немного отпустила, и Давид снова смог уверенно ходить по школьным коридорам, в отличие от Лены, которой тяжело давалось игнорирование. Ей так и хотелось напасть на кого-нибудь, но она настойчиво выполняла советы Давида.
   Теперь у Броненберга были смешанные чувства к Лене: с одной стороны влюблённость никак не уходила, а с другой — на душе остался весьма неприятный осадок от такого грубого издевательства, который периодически давал о себе знать. Давид совсем запутался.

@темы: Перелом

16:51 

Перелом. Глава VIII

Свобода - диктатура совести
   В ночь на понедельник Давид никак не мог уснуть, думая о том, как же поступить, и утром в его голову пришла, как ему казалось, гениальная идея: «Точно! Напишу записку и брошу ей в шкафчик или сумочку. Никто не узнает об этом, а она просто прочтёт её… а в записке я укажу место, где буду ждать ответное письмо. Она просто ответит мне».
   Давид вскочил и побежал к столу, чтобы воплотить задуманное. Письмо получилось следующее:

   «Дорогая Магдалена! Пишет тебе твой тайный поклонник. Вот уже год, как я влюблён в тебя. Когда я вижу тебя, моя душа поёт. Я постоянно думаю о тебе: днём, ночью, во время учёбы, дома, везде и всегда. Ты прекрасна, как богиня. Я больше не могу держать это в себе, поэтому признаюсь тебе. Напиши свой ответ, и положи под бегонию, которая стоит на подоконнике перед кабинетом математики. Я отдаю тебе своё сердце.
Твой тайный поклонник»


   Давид больше не смог ничего придумать, впрочем, всё необходимое в письме было. С этим Давид и пошёл в школу. Он очень боялся, но сдаваться не собирался.
   Перед уроками он брал книги из шкафчика и увидел, как Лена немного отвлеклась и оставила свой шкафчик открытым. Давид не упустил возможность: он бросил туда записку и пошёл к себе в класс. «Вот это везение!» — подумал он. В этом он даже увидел знак свыше.
   На первом уроке весь класс писал контрольную работу по алгебре, после чего все сдали свои листочки фрейлейн Бруден, которая положила их на край учительского стола. Следующий урок был также алгебра, поэтому никто не собирал вещи, и пол класса осталось в кабинете, в том числе Давид.
   Внезапно в кабинет вошла Лена и бесцеремонно начала копаться в листочках с контрольными на учительском столе. Давид был уверен, что она будет фотографировать решения, так как их классу предстояла такая же работа. Наконец, она остановила взгляд на одном из листочков и достала из кармана другой листочек. «Наверное, сверяет решение», — был уверен Давид, но всё было совсем не так.
читать дальше

@темы: Перелом

20:31 

Перелом. Глава VII

Свобода - диктатура совести
   Наконец, настал учебный день. Давид наскоро собрал все учебники и, как ошпаренный, помчался в школу. Прибежав на место, он подумал о том, что снег уже растаял, поэтому было бы неплохо начать бегать по утрам. Получилось так, что тренировки начались уже с этого дня.
   Давид заметил, что людей около школы совсем нет. Это смутило: «Неужели, мы сегодня не учимся?». Вдруг Броненберга осенило, он взглянул на время и ужаснулся: до занятий было больше часа! «А-а! Так вот почему никого не было в общежитии!» Давид так бежал, что даже не заметил этого.
   Так как Давиду совсем не хотелось идти домой, ему надо было придумать, как скоротать этот час. Он сел на ближайшую школьную лавочку, где и начал читать книгу, которую на всякий случай носил с собой, однако, прочитав примерно пять страниц, он стал путаться в сюжете и перечитывать снова и снова непонятые страницы. Слова просто не лезли в голову, так как она была заполнена мыслями о Лене. Здесь, на школьном дворе, абсолютно всё напоминало о ней, в каждом уголке мерещилась она. Давид понял, что это чтение ничего не даст, поэтому отложил книгу и решил прогуляться по школьному двору.
   Весна уже давно шагала по району: снег растаял, асфальт был мокрым от дождя, прошедшего ночью, а утренний весенний воздух был чист и свеж. Давид неспешно прогуливался и наслаждался этой красотой и воздухом, вдыхая его полной грудью. Погода была пасмурной, солнца не было, и появилось такое ощущение, что в мир добавлен контраст: всё выглядело ярко и чётко. Вот, на мокрой ветке повисла капля. Выглядело красиво, хотелось сфотографировать, но старенький телефон с камерой плохого качества не справился бы с макросъёмкой. Что ж, приходилось любоваться этим сейчас. Давид пошёл дальше. Он подумал, что давно не прогуливался так медленно, рассматривая природу, дыша полной грудью и пропуская через себя все мелочи. «Сейчас хорошо, — подумал он, — но потом будет плохо». Давид не любил летний период времени: не любил палящее солнце, жару, не любил оголяться, и ходил всё также в джинсах, кроссовках, максимум, надев светлую безразмерную майку с коротким рукавом, а то и вовсе шагал в чёрной водолазке. Соседи твердили: «Выйди, прогуляйся! Смотри, какая погода!», но Давид выходил на улицу не потому что хотел, а потому что надо. «Уж лучше нагуляться сейчас, пока на улице ещё свежий и прохладный воздух», — подумал он.
читать дальше

@темы: Перелом

20:13 

Перелом. Глава VI

Свобода - диктатура совести
   Из-за вчерашних слёз, которые сегодня Давиду казались глупостью и позором, с утра болела голова. Пересилив себя и встав с постели, Броненберг обернулся на соседнюю кровать. К счастью, она была пуста, ведь Макса сейчас хотелось видеть меньше всего: из-за своего зарёванного лица позора было бы куда больше. Далее Давид увидел изменение в обстановке комнаты: Макс забрал некоторые свои вещи, среди которых были и его выигранные волейбольные кубки, которые долго красовались на прикроватной тумбочке. Вместо них остались лишь круглые следы на пыльной поверхности. Также исчезли некоторые вещи из шкафа и тумбочки, однако какие-то предметы гардероба всё же остались, но их нетрудно было забрать в один заход, и тогда комната совсем опустеет. Пустота придаст ещё большую мрачность этому и без того несветлому помещению. От этой мысли Давиду становилось не по себе. Он решил собраться и выйти на улицу. Перед работой он решил поехать в город, развеется и куда-нибудь сходить. Выбор остановился на выставке одного из известнейших художников в городском музее. Красота рисунков немного взбодрила и вдохновила Давида. Из музея он вышел почти счастливым, представляя, как бы они вместе с Леной смотрели рисунки. С таким же настроением он отправился на работу. Люди не забыли вчерашние слёзы, и расспрашивали о том, всё ли наладилось. Давид спокойно и с улыбкой отвечал, что всё хорошо. Так прошёл второй день каникул.
   Давид решил провести так всю неделю до учёбы: выбираться в город, в кино, в красивые места, на выставки. Всё это дало новые силы жить, и под конец недели Давид уже рвался в школу, чтобы поскорее увидеть Лену.

@темы: Перелом

Вселенские хроники

главная